Начало ХХ века. Китай. Фучжоу.
Изысканная сказка о повседневности.
Обрывки мыслей. Осколки чувств. Фрагменты воспоминаний.
Нет начала. Нет конца.
Только изящные метафоры и утонченные эвфемизмы.
Надрыв. Надлом. Надтреск. Печальное очарование.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:05 

[0] Танец сломанного пера

Lin Xiaolang
Зимняя бабочка
Ночь без луны.

Так печально писать эти строки.
Голова родного брата покоится на дне глубокого пруда.
Глаза близкого друга клюют вороны. Те, что кружат над опустевшим полем битвы.
Тело любимого мужа не найдено вовсе.
Я надеялась, что боль иссушится выплаканными слезами, но они лишь напитали горечью незарубцевавшиеся раны.
Пережив дни траура и месяцы скорби, я никак не могла решится заговорить о собственных переживаниях. До тех пор, пока не поняла, что их необходимо озвучить и отпустить. Рассказать, как страшный сон по утру - чтобы кошмары развеялись.
Теперь я продолжаю свою повесть чужими словами. Словами дорогих людей. Брата. Мужа. Друга. Отрывками откровений из их писем и тайных дневников.
Пожалуйста, не судите всех нас строго. Не проклинайте меня за беспомощность. Потому, что иного смысла жить не осталось.

@темы: танец сломанного пера

02:23 

[1] Полуночные откровения

Lin Xinyue
Цветок императора
Всему наступит свой конец:
иссякнет шелкопряда нить.
Свече последнюю слезу
вот-вот придется уронить.
Злой ураган разъединит
с подругой феникса стеной.
И яшма нежная навек
переселится в мир иной... ©
12 лунные сутки. Луна без курса.

Дом, в котором никогда не гаснет свет.
Дом, в котором никогда не бывает пусто, потому что там пусто всегда.
Дом, который дышит духами и чьей-то душой.
Где этот дом?..
Здесь. Здесь красные бумажные фонари красуются под потолком. Они похожи на большие огненные мандарины.
Сандаловый запах разливается по комнате, проникая в каждую щель на стене, заползая под циновки, впитываясь в тонкую ткань узорчатой ширмы.
Я беру палочки. В чашке лежит рис. Продолговатый коричневый рис. Мой ужин на сегодня. Я сажусь, скрещивая ноги.
Длинные стройные ноги, которые не интересуют тебя. Полы моего платья слегка приподнимаются.
Гладкая атласная ткань идет чередой тоненьких складочек. Я одет в зеленое. Черные, синие и золотые драконы разлетаются по подолу.
Горло зажато двумя посеребренными застежками. Я беру рис маленькими порциями, придерживая плоскую чашечку левой рукой. Медленно пережевываю, впитывая вкус языком. Потом осторожно глотаю склизкий комочек. Он проходит по пищеводу, пропадая внутри. Я утоляю голод. Смутные тревоги и страхи по-прежнему грызут меня словно пираньи. Круглый глиняный чайник греет теплым боком ладонь, когда я касаюсь его. Жасминовый чай навевает воспоминания о прошлом. И я будто вижу сквозь туманную завесу прошедших лет, как когда-то еще мальчишкой запускал воздушного змея. Большого разноцветного змея. От неуместной ностальгии хочется плакать. Сегодня я как никогда страстно желаю похоронить свои несбывшиеся мечты.
За окном дует ветер. Холодный и северный он поднимает вверх кленовые листья. Алыми всполохами светятся они в затянутом тучами небе.
Я думаю о тебе. И эти мысли причиняют мне боль. Я давно пристрастился к ней, точно зараженный лихорадкой - к морфию, что облегчает его страдания.
Я погряз в парадоксах. Моя боль скрашивает мои же муки.

@темы: танец с кленовым листом

21:39 

[2] Поздний чай

Asakura Yoshi
Белый змей
13 лунные сутки. Час Обезьяны.

На перепутье ветер дует сильнее.
В спину, если тропа неверная. В лицо, если дорога желанная.
Куда ни повернись - легкого пути не сыщешь

@темы: танец северного ветра

00:00 

[3] Цветы цветут в положенное им время...

Lin Xinyue
Цветок императора
Отразились ворота
в зеленеющей глади Хуайшуя.
«Оставайтесь!» — прошу я,
Вашу лошадь держа за поводья.
Лянъюань, Вас луна озарит и проводит,
Ночью боль от разлуки
глубока, как весны половодье… (с)
14 лунные сутки. Растущая луна.

Случайные встречи предначертаны судьбой. Судьбоносные решения определены волей случая.
Когда мы повстречались, я был юным впечатлительным мальчиком из знатного рода.
Слишком чистым, чтобы не испачкаться рано или поздно, слишком похожим на жертву, чтобы не окунуться по самую шею в ржавую грязь.
Я был наивным и одновременно скучающим, алчно жаждущим чего-то столь нового и запретного, чему никогда не грозило объявиться в нашем захолустье.
Если бы только вы не сбились с пути, если бы только вам не понадобилось пополнить запасы провизии.
Если бы только ТЫ не захотел скоротать вечер за местными развлечениями.
А развлечения везде одинаковы. Вино и шлюхи. Воры и яды. Золото и опий.
Ты лениво утолял голод стаканом шаосин-цзю, я намеренно изображал дорогую проститутку.
Ты от скуки украл мою душу, я, играясь, отравил твои мысли.
Ты с презрением бросил мне под ноги горсть звенящих монет, я с улыбкой послал тебе воздушный поцелуй, выдыхая колечки ароматного дыма.
Теплого дыма. Зеленого и густого. Словно испарения с южных болот.
Я провожал тебя глазами, жадно и страстно желая не отпускать.
Я не назвал своего ранга, ты не сказал куда держишь путь.
Единственная нить, что связывала нас – это полупрозрачный клочок рисовой бумаги, незнакомые иероглифы, отдалено напоминающие адрес.
Я не мог знать наверняка. И я не знаю до сих пор. Получал ли ты хотя бы одну весточку от меня, Асакура Ёси?..
Или ветер перемен уносил их далеко в океан, где и поныне покоятся они на самом дне среди молчаливых рыб и сумрачных глубоководных пещер.
С детства приученный презирать все, что не было частью чжуго, я прозвал тебя на китайский манер - Вэйцзы.
Багровый пион - красивейший из цветов, прекраснейший людей.
Фиолетовая звезда - начало всех начал и конец моей безмятежно счастливой жизни...

@темы: танец с кленовым листом

01:11 

[4] Ожидание бури

Asakura Yoshi
Белый змей
15 лунные сутки. Час Тигра.

Невозможная радость
На кончике отравленной иглы.
Жжет раны.

@темы: танец северного ветра

23:02 

[5] В белых шелках одиночества

Lin Xinyue
Цветок императора

Как меркнет на закате день,
так осень гаснет, отпылав.
Разлукой вечною томлюсь,
слез безутешных не сдержав.
За стаей увязался гусь –
письма я, видно, не дождусь.
Все таю, таю с каждым днем,
слабее, тоньше становлюсь.
Цветок, бесчувственный на взгляд,
дарит, однако, аромат.
А я с тревогой на лице
украдкой в зеркальце гляжусь... ©
16 лунные сутки. Полнолуние.

Бесполезность, в которую я превращаю свою жизнь... Что это - карма, злой рок, карающий перст судьбы?..
С болезненной одержимостью мысли сменяют друг друга. Словно стайка оранжевых кои мечутся они в голове.
Пестрый хаос из хвостов-плавников-сверкающей чешуи оборачивается кровавым месивом. Неотвратимость метаморфозы пугает.
Утром я всегда просыпаюсь с мигренью. Запрещаю себе думать, но все равно думаю-думаю-думаю, пока достаточно сил.
Весь день я перебираю письма. Давно пожелтевшие прошлогодние листья. Мой личный гербарий воспоминаний...
Что я надеюсь найти там? Мне нет ответа.
Я веду ладонью по гладкой бумаге, смазывая чернила. Но эти строчки невозможно стереть - они отпечатаны глубоко под кожей...
Сколько ран в моем сердце?
Хватит ли их тебе, чтобы увидеть, насколько я сожалею.
Потерянные вещи. Весь мой дом завален потерянными вещами.
Сломанные и брошенные на пол. Я сам - одна из этих вещей. С юга дует ветер. Я выхожу на крыльцо и смотрю на север.
Расстояние в десять тысяч ли, тоскливый мотив, горькое сожаление.
Мои волосы длинные. Я больше не убираю их. Я похож на уличную шлюху. Босой и в распахнутом кимоно. Ты не заметил пропажи, а я как жадный ребенок радовался удавшейся шалости. Сохранить частичку тебя, примерить чужую личину, воображая события, которым не суждено случиться. Я эгоистичен так, как только могут быть дети. Алчно и со слезами требуют они материнской любви, оставаясь ненасытными, сколько бы она не дала. Так и я. И сотни взглядов мне будет мало, и тысячи слов - недостаточно, чтобы утолить мой голод, миллиона касаний не хватит, чтобы совладать с этой слепой и безумной жаждой. Обладать. Тобой.
На моих губах пылает кармин. Рот точно рана. Узкая и извилистая. Пульсирует при каждом выдохе. Я подвожу глаза черным углем. Я рисую себе новое лицо.
Лицо плачущего демона, которого ты никогда не увидишь. Я бросаю зеркало о землю, оно разлетается тоненькими осколками.
Не хочу, не хочу смотреть на себя! Жалок и отвратителен, как насекомое.
Размазываю грим по щекам - из глаз проступает влага.
Разрезаю костяным ножом яблоневую кору - и она плачет вместе со мной.
Ароматными слезами.
Мечтал ли я также перерезать твое нежное горло? Однажды.
Я наступаю ногой на стекло. Алое сочится на землю. Но мои ступни не чувствуют ничего.
Я умираю каждый день. Снова и снова.

@темы: танец с кленовым листом

02:41 

[6] Песня зимородка

Lin Xinyue
Цветок императора
В три тысячи чжанов коса за спиной,
Как горе разлуки, что тянется вечно за мной…
Понять не могу, как блестящего зеркала гладь
Смог осени иней в оковы свои заковать. ©
17 лунные сутки. Убывающая луна.

Мои руки как крылья. Я раскрываю их. Оперение дрожит и идет мелкой рябью.
Холодно. Луна бледным призраком преследует меня, наблюдая с небесного полкруга...
Я бегу и бегу, не останавливаясь, пока не начинаю, наконец, задыхаться.
Пожухлая, остро пахнущая трава хрустит под ногами - она вся сплошь покрыта белым налетом инея.
Я ступаю по ней, а из-под мягкой тряпичной туфли слышится тонкий ажурный отзвук. Как будто бы я иду по стеклу.
После меня остается узкая промятая тропка. Я оглядываюсь - черная коса взметается вверх.
Где-то стрекочут насекомые. Последние предвестники поздней осени. Скоро и их не станет.
В этих краях зима подступает незаметно...
Думаешь ли ты обо мне?
Вспоминаешь ли мой мелодичный голос?
Когда я пел - я обращался к твоему сердцу. Есть ли оно у тебя, бессердечный?..
Вчера вечером приходила Сяолан. Она принесла цветы и сладости. Словно мать заботится обо мне. Милая сестра.
Я гладил ее шелковистые волосы, перебирая точно струны.
Мои ладони так давно не чувствовали прикосновение выпуклого бока чжу.
Я попрошу Сяо Лан принести мне его, и еще рисовую бумагу.
Я хотел бы сыграть для тебя вновь. Самую чудесную музыку, на которую способна моя душа.
Услышишь ли ты эти слова сквозь бесконечную гладь океана?..
Почувствуешь ли острый укол где-то под грудью, едва поморщившись своим прекрасным лицом?..
Кто знает...
Но я буду играть, пока мои пальцы и глаза не начнут кровоточить.

Я обставляю свой дом инструментами, превращая в подобие гробницы маркиза И.

@темы: танец с кленовым листом

02:48 

[7] Правда всегда одна

Asakura Yoshi
Белый змей
18 лунные сутки. Час Быка.

Странствия через тернии без проводника бесконечны.
Без фонаря - беспутны.

@темы: танец северного ветра

03:10 

[8] Очарование миражей

Lin Xinyue
Цветок императора
Видев дважды расцвет хризантем,
об иных днях слезами я полн.
В «старый сад» всей душою стремлюсь,
но так крепко привязан мой чёлн…
Чтоб управиться до холодов,
всюду зимнее платье кроят.
Слышу, как перестуки вальков
в Байдичэне торопят закат… (с)
20 лунные сутки. Луна в Раке.

Я гуляю в саду. Прохожу мимо аккуратных клумб и россыпи камней.
Весной Сяолан высадила тут бархатцы. Я склоняюсь к цветам, вдыхая их горький, насыщенно-прелый аромат.
Они побиты холодом и подернуты гнилью. Но все еще живы. Я вижу, как с каждого венчика слетает последний предсмертный вздох.
Я достаю шелковую нить и нанизываю на нее цветочные души. Я плету себе ожерелье.
Оно станет мои погребальным украшением. Я прикажу своей доброй сестрице отправить его тебе в подарок, когда подойдет срок.

Наш покойный отец мечтал увидеть меня врачом. Но какой лекарь из того, кто не может заглушить боль собственных ран?..
Когда я смотрю на бедных детишек, мучимых желтой лихорадкой, я думаю о том, что их родители слишком жестоки.
Будь они милосерднее, давно бы оборвали муки несчастных крошек.
Я выжил. Отец был жесток.

Я гуляю в саду и наслаждаюсь осенней прохладой.
Отчего непохожих влечет друг к другу?..
Я вижу, как твои темные глаза прожигают клеймо мне на лбу.
Ты ежишься и говоришь, что нет ничего прекраснее лета.
Это был чудесный мираж.
Я смотрю на облака. Они бегут быстро. Только дни тянутся бесконечно.

Я завел себе канарейку.
Маленькая желтая птичка прыгает в клетке, танцует на жердочке замысловатый танец.
И поет, и поет.
Канарейка - это я.

@темы: танец с кленовым листом

03:21 

[9] Гость моего сердца

Lin Xinyue
Цветок императора
О Вас вспоминаю, гуляя в осеннюю ночь.
Стихи распеваю, чтоб холод небес превозмочь.
В горах одиноко, и шишки роняет сосна…
Отшельник далёкий, должно быть, и Вам не до сна. (с)
22 лунные сутки. Луна во Льве.

Я задался очередной навязчивой идеей, вынашивая ее в голове около месяца.
И только на днях решился озвучить Сяолан. Она единственный человек, которого я допускаю к себе.
Уже не секрет, что все здесь считают меня сумасшедшим.
Люди так и говорят за моей спиной, когда я выхожу в деревню за покупками:
-Посмотрите, это идет Линь Синьюэ, бедный-бедный наш господин, совсем в голове его туман...
Я кладу в корзину яблоки и сливы. Люди кланяются мне, не поднимая глаз.
Губы их плотно сжаты. Только я все равно слышу этот навязчивый шепот, звонко гудящий у меня в ушах.
Мне смешно и грустно. В моей голове не туман. Там болото. Темное и глухое.
Редкие кувшинки яркими точками светятся на поверхности.
Эти вылазки в народ утомляют меня. После я долго лежу в разобранной постели.
За ширмой возится Сяолан. Она готовит мне какие-то отвары из трав.
Я послушно пью мутную жижу, чтобы не расстраивать ее лишний раз.
-Я хочу сделать рисунок на теле, - говорю я, поворачиваясь к заботливой моей сестрице.
Она добро улыбается в ответ. Но от моего взгляда не ускользает нервная дрожь ее рук - платье не скрывает узких запястий.
Я ласково касаюсь Сяолан и хвалю ее красивый наряд. Она скромно опускает голову, поправляя ворот чонсама.
-Это будет в честь того японского господина, - продолжаю я, чувствуя, как ладонь сестры обреченное дергается в моей.
Осмелится ли она возразить?..

@темы: танец с кленовым листом

03:33 

[10] В тени отражений

Asakura Yoshi
Белый змей
24 лунные сутки. Час Собаки.

Предубеждение делает непреклонным.
Когда гордыню ломает прозрение, я готов опуститься на колени.
Но несвоевременность превращает эту жертву в напрасную.

@темы: танец северного ветра

04:03 

[11] Вечная безмятежность

Lin Xinyue
Цветок императора
Птица всякая летает, да полет у каждой свой:
Благородная – под небом, остальные – над землей. (с)
25 лунные сутки. Убывающая луна.

Я играл со своей маленькой птичкой все утро - насыпал в ладонь зерно и сажал туда канарейку.
Частые удары миниатюрного клюва не причиняли боли - лишь немного щекотки.
Желтые перышки блестели в солнечном свете. Птичка чирикала и занимала все мое внимание.
Я держал ее в руке, чувствуя, как быстро-быстро бьется крохотное сердечко.
Есть мысли, которые не способно вытравить даже вино или опий, разве пылкая птичья душа сможет противиться им?..
Я видел себя слабым и презирал эту слабость. Ты завладел всем моим сознанием. Но отказывался владеть телом.
Мое присутствие было приравнено к отражению тени в зеркалах. Пустое иллюзорное ничто.
В комнату зашла Сяолан. Я всегда безошибочно узнаю ее тихие крадущиеся шаги. В этот раз она была не одна.
Я оглянулся. Канарейка слетела с пальцев и села в клетку. На золоченные тонкие прутики.
Рядом с моей сестрой стоял какой-то мужчина. Он был молод и хорош собой.
Одет просто, без вычурности. Вежливо поклонился, застыв на пороге.
Сяолан ступила за ширму, которая была раздвинута на половину и совсем не скрывала меня.
-Брат, - она также с почтением поклонилась, обращаясь ко мне. - Ты просил найти мастера, и я привела его.
Сяолан показала в сторону незнакомца, не поднимая головы.
-Его зовут Чжу Цюаньлу, и он лучший в Фучжоу.
-Благодарю тебя, - я подал знак рукой, что принял ее помощь.
Сестра вновь коротко кивнула, намереваясь покинуть комнату.
Чжу Цюаньлу, молча ожидавший своей очереди, посторонился, уступая дорогу.
Когда Сяолан, наконец, оставила нас, я пригласил его войти.

@темы: танец с кленовым листом

04:14 

[12] Пение цикад в тишине

Asakura Yoshi
Белый змей
26 лунные сутки. Час Змеи.

Слепые надежды.
Танец миражей над водной гладью.
Прекрасный и мимолетный.

@темы: танец северного ветра

23:23 

[13] Ама Но Соди

Lin Xinyue
Цветок императора
Твой, словно облако, наряд, а лик твой — как пион,
Что на весеннем ветерке росою окроплён.
Коль на вершине Цюньюйшань не встретился с тобой,
Увижусь у дворца Яотай под светлою луной. (с)
27 лунные сутки. Луна в Скорпионе.

Я лежал с закрытыми глазами, весь обратившись в ощущение.
Растворялся в прикосновениях чужих ласковых рук. В прикосновениях без капли интимности.
Напротив - аккуратные пучки иголок в пальцах Чжу Цюаньлу доставляли скорее легкий дискомфорт.
Но я не назвал бы это болью. Всего лишь - небольшим недоразумением.
Я странным образом находил удовольствие в проводимой со мной процедуре.
Канарейка, которая откликалась на Аи - Любовь, притихла в углу своей клетки.
Я хотел, чтобы она спела. Но она упорно молчала.
Я стискивал простынь в ладонях, стараясь сдержать рвущийся стон.
Чжу Цюаньлу оказался прекрасным художником и истинным мастером.
С каждым уколом на моей коже расцветали пионы.
Я украшал себя изображением любимого цветка.
Ты - был моим цветком.
Я называл тебя Вэйцзы.

@темы: танец с кленовым листом

23:44 

[14] Гравюра в 143 слова

Asakura Yoshi
Белый змей
28 лунные сутки. Час Петуха.

Колкость снега. Плети дождя. Плавность линий. Легкость движений. Нити ветра.
Предрассветные сумерки. Небо. Пламя. Тишина отчаяния. Глубина безмолвия.
Танец осенних листьев. Бездонные озера. Изящные росчерки. Небрежные касания.
Изысканность вкуса. Яд речей. Вкрадчивый шепот. Лица-маски. Люди-образы.
Призраки дыхания. Холодный туман. Свобода падения.
Едкая улыбка. Обреченная усмешка. Взгляд между пальцев. Кровь под ногтями.
Заиндевевшие ресницы. Паутина волос. Куклы-марионетки. Сломанные тела.
Зеркала лезвий. Иллюзии за гранью. Липкие сны. Темные комнаты.
Потерянное время. Молчание часов. Течение лет.
Надломленность бровей. Остывшие слезы. Язвенные струпья. Безмолвность криков.
Паническая бездна. Удушье. Голоса сквозь ветер. Шум волн. Далекие огни.
Снежный ноябрь. Хлесткие удары. Дребезги фраз. Улыбка неизбежности.
Смиренная скорбь. Нарочитая кротость. Низкий поклон. Обоюдоострая вежливость.
Ранящее великодушие. Унизительное бездействие.
Трещины в сердце. Провалы в памяти.
Прошлое. Закрытые окна. Распахнутые двери.
Будущее. Пустые дома. Бездыханные стены. Булавки сквозняков.
Тихое ожидание. Белеющие костяшки. Дрожащее дыхание.
Кровавый рассвет. Холодное солнце.

@темы: танец северного ветра

00:58 

[15] Колыбельная скорби

Lin Xinyue
Цветок императора
Проникает в проулок солнца прощальный свет.
Слова вымолвить нее с кем — горестная судьба.
На старинной дороге путников больше нет.
В поле ветер осенний гнёт густые хлеба… (с)

29 лунные сутки. Убывающая луна.

Я распускаю волосы.
В знак траура.
Я надеваю белое.
В знак траура.
Я смешиваю тушь с каплями крови.
В знак траура.
Глиссирую тонкой кистью по глади бумаги.
Я рисую свою жизнь от начала и до...
Волнистая острая линия вспарывает лист точно бледный живот павшего воина.
Я поджигаю его лучинкой. Он корчится и горит. Тихо, едва слышно, не раскрывая рта.
Что я сжигаю на самом деле? Может быть, свою память?..
Мой прекрасный цветок. Королевский кармин Вэйцзы.
Я веду пальцами по груди, глажу себя по бокам, выгибая спину как кот.
Лепестки осыпаются невесомой волной. Я смотрю вниз - под ногами целое море.
Малиновое море опавших пионов.

Я поворачиваюсь на запад. Белый Владыка улыбается мне.
Я вижу, как тысячи незажженных свечей топорщатся меж его губ. У него человеческое лицо...
Его взгляд заставляет все мое существо трепетать. Дрожь пронизывает слабое тело мириадами раскаленных прутьев.
Я вижу, как летят желтые искры, они тлеют и разгораются на ветру - бессменные символы загробного мира, предвестники грядущего обновления.
Мир готов возродиться. Цикл за циклом. Скользит он вращающимся колесом.
Я с трудом заставляю себя отвернуться. Вокруг меня огромный цветущий сад.
В гуще персиковых деревьев я иду по заросшей тропинке.
Там - в глубине этого сада - можно найти вход в пещеру.
Она ведет в счастливую страну, где живут те, кого мы любим.
Не всякому дано ее найти. Я пугаюсь, что буду блуждать в ароматных зарослях вечно.

...

Сегодня я видел Белого Тигра. Мертвые преследуют меня.
Я украшаю волосы Сяолан кизиловой веткой.
Нежно целую ее горькие губы. В чашке стынет хризантемовое вино.

@темы: танец с кленовым листом

01:49 

[16] Ночь в белом саване

Asakura Yoshi
Белый змей
30 лунные сутки. Час Тигра.

Рэндзиро узнал меня по меланхоличным описаниям, неосторожно запечатленными в стихах знакомых поэтов. Однако голову мою он отождествлял отнюдь не с изящными словосплетениями, а лишь с вознаграждением в тысячу коку, которое рассчитывал получить от Нисимо.
Проклятая собака! Неужели моя жизнь оценена ублюдком, посягнувшим на богатство рода Асакура, как жизнь ничтожества?!
Ронин с отравленным тэссэном. Легенда о человеке с тысячью лиц.
Слишком красив для обычного наемника. Слишком ухожен.
Я целовал его губы, когда холодный клинок танто ласкал мой подбородок.
Судорожно сжимал белоснежную простынь.
Беспечная незащищенность собственного обнаженного тела опасно возбуждала.
Была ли у меня причина желать смерти? Была. И не одна. Но не за тысячу коку!
Я не верил в то, что Нисимо-сан – человек, которого знал с самого детства – был способен убить меня.
И чувствовал себя униженным, мечтая увидеть остывающее безумие в его черных глазах.
Рэндзиро. Сколько тебе? Четырнадцать? Шестнадцать? Ха-ха! На этот раз для долгих прелюдий совсем не осталось времени.

Шум Эдо остался позади. Растаял в мутной холодной пелене, мерцавшей трепетом расстояния.
Два темных силуэта, склонившихся над сжавшимся в комок грязным телом.
На рассвете небо увидит огненно-красный узор на берегу притихшего ручья.
Я не испытывал сострадания, печально улыбаясь необратимости.
Подобрав горсть листьев, вдохнул осеннюю ржавчину, источавшую аромат холодного тлена.
Бледная луна медленно выплыла из-за туч, превратив лес в черные копошащиеся тени. И вновь скрылась за чернильной пеленой.
Я взглянул вверх, но опоздал застать ее волчью похоть.

Был рад получить от вас весточку, Нисимо-сан. И уже отправил почтовых голубей с благодарностью за то, что не забываете обо мне.

@темы: танец северного ветра

02:12 

[17] В плену темных грез

Lin Xinyue
Цветок императора
…Заснуть не могу, ключи золотые гремят,
И звон бубенцов нефритовых ветер донёс…
"Кончается ль ночь?" — всё душу терзает вопрос… (с)

1 лунные сутки. Символ дня - Лампада.

Сегодня иголка и нитка в моих пальцах танцевали как заведенные. Со вчерашнего вечера я вышивал себе пояс.
Я вынужден был заниматься этим всю ночь, так как опасался, что тусклый дневной свет выдаст меня с головой.
Вышивка отнюдь не прерогатива доблестного воина и господина. Но сей факт занимал меня меньше всего.
Прикосновение гладкого шелка к коже успокаивало. Дело спорилось.
И ближе к рассвету розовые цветы граната распустились на ткани.
Это был пояс для новобрачной. Я собирался совершить обряд.
Я был смешон в этом своем порыве.
Добровольно загнанный в такую плотную кабалу зависимости, что был уже не способен обходиться без тяжести кандалов на шее.
Я примерил пояс. Осознавая все безумие глупой затеи. Но остановиться было уже невозможно.
Тихо раздвинулась ширма. Я испуганно растоптал цветы граната босыми ногами.
Кремовый шелк с кровавыми подтеками ароматного сока был смят и выброшен на пол.
Я уже подбирал в мыслях слова, которыми встречу Сяолан. Нелепые объяснения стыли на губах.
Я чувствовал себя ребенком, который украдкой от взрослых стащил сладости из шкафа.
Только патока в уголках рта раскрывает все тайны - отрицать бессмысленно.
Однако сквозь тонкий прорез между створок на меня смотрела отнюдь не сестра...

Сновидения пугают. Пробуждение вселяет обреченность.
Какой из двух путей выбирать?..

За ширмой не было никого.

@темы: танец с кленовым листом

03:00 

[18] Мигрень

Asakura Yoshi
Белый змей
3 лунные сутки. Час Лошади.

Пустота уничтожает оковы.
Но не дарует свободы.
Песни становятся громче, когда тоска душит слезами.

@темы: танец северного ветра

03:08 

[19] Внутри пылающий пожар...

Lin Xinyue
Цветок императора
Тихо замер в озерной заводи
Карп.


4 лунные сутки. Камень дня - зеленый нефрит.

Болезнь терзала меня с удивительным упорством, так лесной хищник раздирает пойманную жертву.
Раскаленные простыни перетягивали тело и жалились словно змеи.
Кожа трескалась и горела.
Я стонал, прикусывая зубами собственные пальцы.
Кровь была жидкой и соленой на вкус, похожая на рыбью слизь - она липла к нёбу.
Сяолан обмакивала мой горячечный лоб мокрой тряпкой, но усилия ее были тщетны.
Лихорадка не отпускала меня.
Жар высушивал последние мысли.
Я напоминал себе мертвое дерево, что в беспомощном слепом отчаянье цепляется корявыми своими корнями за безжизненную сухую землю.
Я видел твои глаза.
Этот властный насмешливый взгляд заставлял меня съеживаться в немом желании испариться точно нелепый призрак.
Мое существование в этом мире выглядело неуместным, когда в нем был Ты.
Единственный бог и царь.
Я ненавидел тебя за это.
За это же и любил.
И только пионам на моей груди нездоровье пошло на пользу - они зацвели ярче прежнего.

@темы: танец с кленовым листом

Танец Шелкопряда

главная